РАЗРАБОТКА ГАЗОВОГО ОРУЖИЯ

Сложные и неоднозначные социально-политические и экономические процессы, происходившие в России в начале 90-х годов прошлого века, открыли принципиально новые возможности для разработки и производства большого количества новых видов оружия. Одним из наиболее ярких проявлений нового времени в оружейной и патронной промышленности стала разработка и организация производства в России газового оружия самообороны, получившего широчайшее распространение в первой половине 90-х годов.

Одной из основных особенностей того времени следует считать правовой вакуум, полное отсутствие нормативно-правовой и нормативно-технической базы, регламентирующей порядок оборота оружия и требования к оружию.

Только спустя несколько лет Верховным Советом РФ будет принят и вступит в силу с 01.01.1994 г. Закон РФ «Об оружии».

В начале 90-х годов прошлого века в России отсутствовало понятие сертификации. Закон РФ «О сертификации продукции и услуг» будет принят Верховным Советом РФ и вступит в силу с 01.07.1993 г.

Другой исключительно важной особенностью разработки газового оружия, во многом определившей общий успех работы, являлась совместная работа оружейников и патронщиков, объединивших свои усилия для создания единого продукта — стрелкового газового комплекса, включающего оружие и патрон.

Разработка газового оружия самообороны началась в конце 1991 года совместными усилиями Ижевского механического завода и только что образованного акционерного общества «Техкрим». Большое внимание разработке газового оружия на всех этапах придавали Генеральный директор Ижевского механического завода Василий Сергеевич Чугуевский и главный инженер Эмиль Хаджиевич Мулюков. Непосредственное руководство разработкой осуществлял главный конструктор завода по оружейному направлению Олег Леонидович Кузьменко.

Учитывая сложность и новизну проводимых работ, я был приглашен для руководства разработкой патронов к газовому оружию. К этому времени за период работы в Ижевском механическом институте мной был накоплен значительный опыт проведения научно-исследовательских работ, связанных с разработкой методов испытаний и проведением испытаний патронов специального назначения.

Первоначально предполагалась разработка газового оружия на базе одной из моделей спортивных или боевых самозарядных пистолетов, производившихся Ижевским механическим заводом. Однако уже в первой половине 1992 года стало очевидно, что обеспечение безотказной работы механизмов перезаряжания самозарядного пистолета при стрельбе малоимпульсными газовыми патронами связано со значительными трудностями и потребует достаточного длительного времени. В этой связи было принято решение ускорить процесс и в качестве первой серийной модели газового оружия использовать револьвер.

Газовый револьвер было решено производить на базе сигнального револьвера РС-22, разработанного конструктором Ижевского механического завода Рашидом Габдулловичем Шигаповым. Сигнальный револьвер РС-22 представлял собой несамовзводный малогабаритный семизарядный револьвер калибра 5,6 мм (калибр .22). Револьвер изначально предназначался для подачи звуковых сигналов во время спортивных соревнований при стрельбе холостыми стартовыми патронами кольцевого воспламенения.

Газовый вариант револьвера, получивший наименование РГ-22, незначительно отличался от сигнального варианта. Доработка свелась к установке в стволе перегородки, исключавшей возможность выстрела патроном с твердым метаемым элементом.

Выбор модели оружия предопределил направление разработки газовых и холостых патронов к газовому оружию на базе стандартной гильзы к патронам калибра 5,6 мм. Использование стандартной гильзы существенно упростило решение вопросов, связанных с приобретением гильзы. В то время гильзы и патроны калибра 5,6-мм производились Климовским штамповочным заводом (КШЗ) и Новосибирским заводом низковольтной аппаратуры (НЗНВА). Указанные предприятия на многие годы стали партнерами акционерного общества «Техкрим».

Основные проблемы в период разработки газовых патронов возникали в связи с использованием порошкового состава слезоточивого раздражающего действия на основе вещества CS. Работа с веществом CS должна проводиться только в специально оборудованных помещениях, оборудованных изолирующими боксами, с включенной приточно-вытяжной вентиляцией. Все это появилось значительно позже, а в период разработки патронов летом и осенью 1992 года все работы приходилось проводить на открытом воздухе, в противогазах и с использованием простейших приспособлений. Все газовые патроны, необходимые для проведения испытаний, снаряжались и испытывались после окончания рабочего дня на испытательной станции Ижевского механического завода в районе села Завьялово. Многочасовое пребывание в противогазе, последующую неизбежную сильную боль в глазах, слезотечение, жжение кожи лица и прочие симптомы воздействия вещества CS мне приходилось испытывать совместно с опытным стрелком-испытателем Ижевского механического завода Владимиром Георгиевичем Передвигиным, который внес неоценимый личный вклад в разработку газового оружия.

Одной из основных технических проблем, связанных с разработкой газовых патронов, являлась необходимость разделения порохового заряда и порошкового состава раздражающего действия, исключающая их перемешивание в процессе хранения и транспортирования. Указанная проблема была полностью решена путем прессования пороха. Использование запрессованного порохового заряда полностью исключало возможность перемешивания пороха с составом раздражающего действия. Другим важным преимуществом прессованного порохового заряда стало существенное уменьшение объема, занимаемого пороховым зарядом в гильзе. Благодаря освободившемуся объему появилась возможность значительно увеличить массу порошкового состава раздражающего действия, что было особенно важно для патрона такого малого калибра. В газовом патроне удалось разместить 70 мг порошкового состава раздражающего действия, при этом максимальная разрешенная масса вещества CS в патронах производства Германии составляет 80 мг независимо от калибра. Другим важным достоинством разработанных патронов являлось использование мелкодисперсного порошкового состава раздражающего действия, обеспечивающего значительное повышение эффективности воздействия.

Дульце гильзы завальцовывалось звездкой и покрывалось несколькими слоями лака, обеспечивающего герметичность патрона. Одновременно был разработан холостой патрон, содержащий насыпной пороховой заряд. Таким образом, в течение нескольких месяцев была завершена разработка газового и холостого патронов.

Разработка патронов и оружия проводилась на высоком уровне. К разрабатываемому стрелковому комплексу предъявлялись достаточно жесткие требования, заимствованные из требований к боевому оружию. При разработке ставилась задача обеспечения работоспособности стрелкового комплекса в широком диапазоне температур. В помещении испытательной станции была установлена температурная камера, доставленная с основной производственной площадки Ижевского механического завода. Испытания патронов стрельбой проводились после выдержки в барабане револьвера при крайних значениях температурного диапазона эксплуатации.

Организация производства газового оружия и патронов предполагала проведение большого объема медико-биологических и химико-аналитических испытаний. Испытания проводились в специализированных научно-исследовательских институтах Минздрава России в г. Волгограде и в г. Санкт-Петербурге. Проведение испытаний усложнялось отсутствием утвержденных методик и критериев оценки безопасности и эффективности газового оружия самообороны.

После публикации проекта Закона РФ «Об оружии», потребовалось дополнительно проведение травматологических испытаний, подтверждающих невозможность причинения вреда здоровью человека в результате механического воздействия выстрела из газового оружия. Испытания проводились в центральном научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии (ЦИТО) в г. Москве. При проведении испытаний был выявлен вылет частиц несгоревшего пороха при выстреле, способный причинить повреждение органов зрения. Для устранения проблемы потребовался выбор марки пороха, обеспечивающей наиболее полное сгорание при выстреле.

По результатам испытаний мной был разработан комплект конструкторской документации на патроны. Персональные компьютеры в 1992 году еще только начинали появляться, поэтому графические документы приходилось чертить вручную, а текстовые документы печатать на пишущей машинке.

В соответствии с действовавшими в то время правилами, необходимым условием постановки продукции на производство являлись положительные результаты приемочных испытаний, проведенных при участии территориального органа Госстандарта России. Директор Удмуртского центра стандартизации и метрологии Владимир Георгиевич Огородов с большим пониманием относился к нашей работе. По его указанию в подготовке необходимых документов принимал участие один наиболее опытных сотрудников Удмуртского ЦСМ Леонид Михайлович Елховский. Однако взять на себя ответственность и разрешить производство газового оружия и патронов Удмуртский ЦСМ не мог.

В течение некоторого времени все участники событий находились в растерянности. Ситуация разрешилась после выхода Указа Президента РФ «О специальных средствах самообороны, снаряженных веществами слезоточивого и раздражающего действия» от 8 ноября 1992 г. Указ создавал правовую основу для оборота в России газового оружия.

В конце 1992 года во Всероссийском научно-исследовательском институте стандартизации (ВНИИСтандарт) Госстандарта России началось формирование центра сертификации ручного огнестрельного оружия (ГЦС РОО), в дальнейшем преобразованного в Центральный орган по сертификации гражданского и служебного оружия. По просьбе руководства Ижевского механического завода, для подписания протоколов и актов испытаний в г. Ижевск был направлен ответственный сотрудник ВНИИСтандарт Юрий Владимирович Карнаушкин. К моменту его приезда в конце ноября 1992 года все испытания уже были проведены, все документы подготовлены. Работе приемочной комиссии придавалось исключительно важное значение. Главный инженер Ижевского механического завода Эмиль Хаджиевич Мулюков освободил свой кабинет в здании заводоуправления и предоставил его для работы комиссии. Одновременно в приемной главного инженера постоянно находились несколько сотрудников завода, готовые, в случае необходимости, немедленно выполнить любое указание комиссии.

В декабре 1992 года все было готово к началу серийного производства оружия и патронов. Конструкция револьвера РГ-22 перед запуском в серийное производство был упрощена. В частности, был исключен ударник как отдельная деталь и изменена форма курка, выступ которого одновременно выполнял функции ударника. Это изменение не снижало безотказность срабатывания ударного состава патрона благодаря значительному запасу энергии боевой пружины. Кроме того, изящные деревянные щечки рукоятки были заменены на щечки, изготовленные из черного пластика.

Разработка и постановка на производство газового оружия и патронов имели значительный технический и финансовый эффект. Револьверы и патроны продавались в огромных количествах. При сравнительно небольших затратах, связанных с подготовкой и организацией производства, Ижевский механический завод и АО «Техкрим» смогли получить значительные прибыли.

Совместные усилия Ижевских оружейников и патронщиков позволили в короткие сроки разработать и организовать производство принципиального нового для России оружия и патронов, на длительное время опередить всех остальных российских производителей оружия и патронов и упрочить славу города Ижевска как оружейной столицы России. Кроме того, разработка газового оружия в Ижевске послужила мощным толчком для всей отечественной оружейной промышленности и положила начало разработке и производству новых для России видов оружия и типов патронов, а также появлению большого количества новых производителей оружия и патронов.

Интерес к газовому оружию самообороны в начале 90-х годов прошлого века был огромен. Совместными усилиями Ижевского механического завода и АО «Техкрим» были решены не только важные технические и производственные задачи. Можно с уверенностью утверждать о высокой социальной значимости разработки газового оружия. Впервые за многие десятилетия население получило возможность приобретать доступное и достаточно эффективное оружие самообороны. При этом необходимо учитывать, что до вступления в силу 01.07.1996 г. Федерального закона «Об оружии» № 150-ФЗ, газовое оружие было единственным видом оружия самообороны, разрешенным в России.

Сразу после завершения работ по разработке и постановке на производство револьверного стрелкового комплекса, была продолжена разработка пистолетных самозарядных стрелковых комплексов калибра 7,62-мм. Разрабатываемые патроны предназначались для использования удлиненной гильзы к 5,45-мм патрону МПЦ производства Тульского патронного завода (ТПЗ). Стрелковые комплексы разрабатывались на базе спортивного пистолета МЦМК, переделанного для стрельбы патронами центрального боя, и на базе армейского пистолета ПСМ. Доработка пистолетов проводилась начальником пистолетного бюро Борисом Михайловичем Плецким и конструктором Владимиром Александровичем Ярыгиным. Для обеспечения работы механизма перезаряжания при стрельбе малоимпульными газовыми патронами, в ствол пистолета устанавливалась втулка с центральным отверстием небольшого диаметра. Это простое техническое решение, найденное конструкторами Ижевского механического завода, позволило обеспечить работу механизмов перезаряжания пистолетов со сравнительно тяжелыми для газового оружия затворами и возвратными пружинами высокой жесткости. Разработка и подготовка серийного производства газовых пистолетов и патронов калибра 7,62-мм были завершены в конце 1993 года.

Важным событием явилась разработка в 1995 году газового пистолета на базе пистолета Макарова. Доработка пистолета Макарова заняла достаточно много времени в связи с необходимостью облегчения затвора, ослабления возвратной пружины и внесения в конструкцию других изменений, обеспечивающих безотказную работу механизма перезаряжания при стрельбе малоимпульсными патронами.

Во второй половине 90-х годов в АО «Техкрим» были завершены разработка и постановка на производство всех существующих в России калибров газовых и холостых патронов 5,6-мм; 7,62-мм; 8-мм; 9-мм РА; 380 R/ 9 мм R.

Газовое оружие и патроны, произведенные в г. Ижевске, в течение короткого времени завоевали высокую популярность на всей территории России и существенно снизили интерес населения к газовому оружию и патронам зарубежного производства. Важными преимуществами газового оружия производства Ижевского механического завода были высокая надежность при сравнительно низкой цене. Газовые патроны производства АО «Техкрим» при низкой цене обеспечивали более высокую эффективность воздействия по сравнению с газовыми патронами зарубежного производства. Очевидные преимущества отечественного газового оружия и патронов не позволили полностью вытеснить импорт, но существенно сократили его объем. Можно с уверенностью утверждать, что в первой половине 90-х годов прошлого века отечественное газовое оружие обладало высокой конкурентоспособностью без каких-либо протекционистских мер со стороны Правительства РФ.

Деятельность АО «Техкрим» в области разработки газового оружия и патронов заслужила признание оружейного сообщества России. В 1993 году Госстандарт России предложил АО «Техкрим» разработать государственные стандарты, устанавливающие требования безопасности к газовому оружию и патронам для целей сертификации. Все понимали, что дальнейшее распространение газового оружия в России невозможно без разработки нормативно-технических документов, регламентирующих требования безопасности. Под моим руководством и при участии конструктора АО «Техкрим» Ивана Олеговича Медведева и сотрудника Удмуртского ЦСМ Леонида Михайловича Елховского были разработаны, а после соответствующих согласительных процедур утверждены и введены в 1995 году в действие государственные стандарты ГОСТ Р 50741-95, ГОСТ Р 50742-95 и ГОСТ Р 50743-95. В 1998 году под моим руководством были разработаны и внесены в стандарты изменения, учитывающие опыт применения стандартов, новые требования Федерального Закона «Об оружии», а также присоединение России к Постоянной Международной Комиссии Брюссельской конвенции. За прошедший период все газовое оружие в России, как отечественного, так и зарубежного производства, сертифицировалось на соответствие требованиям разработанных государственных стандартов.

Высокий технический уровень разработки патронов к газовому оружию подтверждается полученными патентами на изобретения №№ 2045740, 2089831, 2149346, 2150661 и свидетельствами на полезную модель №№ 2300, 2869.

Наибольший личный вклад в разработку газового оружия и патронов внесли сотрудники Ижевского механического завода:

  • главный конструктор Олег Леонидович Кузьменко;
  • заместитель главного конструктора Александр Ушерович Дорф;
  • начальник конструкторского бюро Владимир Петрович Буданов;
  • начальник пистолетного бюро Борис Михайлович Плецкий;
  • конструктор Рашид Габдуллович Шигапов;
  • конструктор Владимир Александрович Ярыгин,

а также сотрудники АО «Техкрим»:

  • конструктор Иван Олегович Медведев;
  • конструктор Михаил Александрович Кащеев.

Особая роль в разработке газового оружия принадлежит стрелку-испытателю Владимиру Георгиевичу Передвигину.

На момент написания этих строк прошло уже около 22 лет со времени начала разработки газового оружия. При подготовке этого материала я с благодарностью вспоминал моих коллег и товарищей, с которыми я работал в течение многих лет и многих из которых уже нет в живых.

 

 

 

РАЗРАБОТКА ТРАВМАТИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

В начале 2000-х годов в обществе отчетливо сформировался запрос на оружие самообороны с эффективностью воздействия, значительно превышающей эффективность воздействия газового оружия. При определенных условиях этот запрос трансформировался в разрешение оборота огнестрельного оружия для целей самообороны. С подобными заявлениями выступали руководители ряда общественных организаций, а также ряд известных политиков, в том числе с трибуны высших органов государственной власти. В сети интернет и в средствах массовой информации появился целый ряд материалов, обосновывающих возможность оборота огнестрельного оружия самообороны для неограниченного или ограниченного числа граждан, в первую очередь, бывших и действующих военнослужащих и сотрудников государственных военизированных организаций. При этом приводились различного рода статистические данные, подтверждающие низкий уровень преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, в целом ряде стран с разрешенным оборотом огнестрельного оружия. Несмотря на очевидную необъективность и тенденциозность указанных публикаций, все это создавало атмосферу, способствующую разрешению оборота огнестрельного нелетального оружия самообороны с эффективностью воздействия, уступающей эффективности воздействия служебного и боевого оружия.

С учетом накопленного мирового опыта было очевидно, что таким оружием самообороны может быть только огнестрельное травматическое оружие с ограниченной энергией метаемого элемента. Такое оружие граждане имели возможность приобрести и в России. В продаже был широко представлен оригинальный бесствольный пистолет «Оса» с патронами травматического действия. Кроме того, ЗАО «Техкрим» и другие производители предлагали патроны травматического действия, предназначенные для стрельбы из гладкоствольных ружей. Однако интерес потребителей к пистолету «Оса» уже был в значительной мере утрачен, а стрельба травматическими патронами из гладкоствольных ружей представляет собой совершенно иной характер самообороны.

Необходимо отметить, что накопленная к тому времени практика применения пистолета «Оса» подтвердила наличие целого ряда известных и вполне ожидаемых проблем, основной из которых была невозможность определения эффективной и одновременно безопасной энергии пули для различных условий применения. При высокой энергии пули, стрельба с близкого расстояния в человека, не защищенного верхней одеждой, с высокой вероятностью могла повлечь проникающее огнестрельное ранение, сопоставимое с ранением при стрельбе из боевого огнестрельного оружия, вред здоровью, опасный для жизни, а также летальный исход. При такой же энергии пули, стрельба с расстояния нескольких метров в человека в зимней одежде во многих случаях не обеспечивала необходимую эффективность воздействия. Особенности конструкции травматических патронов к пистолету «Оса» в сочетании с высокой разрешенной энергией пули делали применение пистолета исключительно опасным. В криминальных сводках из различных регионов страны часто появлялась информация о фактах применения пистолета «Оса», повлекшего тяжкий вред здоровью и гибель людей. Практика применения пистолета «Оса» свидетельствовала о его высокой опасности и несоответствии требованию нелетальности.

Практика применения пистолета «Оса» высветила также проблему несовершенства методики и необъективности результатов медико-биологических испытаний травматического оружия в уполномоченной организации Министерства здравоохранения. Разрешенная энергия пули пистолета «Оса» несколько раз пересматривалась, но всегда оставалась выше безопасных значений. Министерство здравоохранения заняло непоследовательную и противоречивую позицию в вопросе ограничения энергии пистолета «Оса». Приводимые доводы о том, что энергия пули пистолета «Оса» составляет более 30 % энергии пули пистолета Макарова и лишь незначительно уступает энергии пули пистолета ПСМ не дали никакого результата. Точно также не дали никакого результата ссылки на зарубежные источники, устанавливающие безопасную энергию пули в диапазоне от 20 до 40 Дж. Стало очевидно, что безопасность пистолета «Оса» не является главным критерием для Министерства здравоохранения, обязанного в соответствии с действующим законодательством устанавливать нормы безопасности для оружия самообороны.

Поиск баланса между эффективностью и безопасностью воздействия травматического оружия представляет собой сложную задачу, и этот баланс далеко не во всех случаях может быть однозначно найден для конкретного вида оружия самообороны. Мировая практика свидетельствует о целесообразности оборота травматического оружия нескольких классов, отличающихся эффективностью воздействия. В ряде стран травматическое оружие наименее эффективных классов может приобретаться гражданами свободно, в том числе с использованием сети интернет, а приобретение оружия наиболее эффективных классов требует получения разрешения органов внутренних дел. Другим возможным направлением является использование травматического оружия, предназначенного для стрельбы пустотелыми травматическими элементами большого диаметра, обладающими более выгодным соотношением эффективности и безопасности. Однако такое оружие характеризуется значительными габаритами и массой и мало пригодно для скрытого ношения.

В этих условиях летом 2003 года появилась информация о готовности уполномоченных структур МВД России разрешить оборот травматического оружия, предназначенного для стрельбы патронами с резиновыми пулями. Эта информация взбудоражила активную часть оружейного сообщества, поскольку действовавшее на тот момент оружейное законодательство не предусматривало возможность оборота пистолетов и револьверов травматического действия в качестве гражданского оружия самообороны. В дальнейшем выяснилось, что одна из московских коммерческих структур подготовила для сертификации травматический револьвер в качестве бесствольного оружия самообороны. Больше всего возмущала очевидная абсурдность утверждений о возможности сертификации обычного револьвера в качестве бесствольного оружия самообороны в сочетании с позицией уполномоченных структур МВД России и органа по сертификации, признавших аргументы заявителя убедительными и готовых провести сертификацию в ближайшее время.

В этой связи перед конструкторским отделом ФГУП «Ижевский механический завод» была поставлена задача в кратчайшие сроки разработать и представить для сертификации травматический пистолет на базе пистолета Макарова. Одновременно перед ЗАО «Техкрим» была поставлена задача в еще более сжатые сроки разработать патрон с резиновой пулей, обеспечивающий безотказную работу механизма перезаряжания пистолета. Координацию работ по сертификации травматического комплекса взяла на себя авторитетная московская оружейная компания «Кольчуга».

Вопрос о разработке патрона травматического действия, обеспечивающего работу механизма перезаряжания пистолета Макарова, возникал не впервые. В течение длительного времени в ЗАО «Техкрим» предпринимались попытки разработки травматического патрона с резиновой пулей на базе гильзы патрона калибра 9×18 мм (9 mm Makarov), однако все работы закончились безрезультатно. Испытания подтвердили невозможность обеспечения функционирования механизма перезаряжания пистолета Макарова при стрельбе малоимпульсным травматическим патроном с легкой резиновой пулей без замены ствола.

Для меня было очевидно, что в первую очередь необходимо определиться с калибром будущего оружия. Для меня также было очевидно, что использование уже имеющихся в наличии комплектующих изделий и материалов, в первую очередь, капсюлированной гильзы и резиновой пули, является необходимым условием разработки травматического патрона в сжатые сроки. Вопросы, связанные с разработкой и постановкой на производство нестандартной гильзы, требовали не менее полугода интенсивной работы при значительных финансовых затратах. То же самое относилось к разработке и изготовлению прессформы для изготовления резиновых пуль.

Из всех возможных калибров травматического комплекса наиболее перспективным я считал калибр 9 мм РА. ЗАО «Техкрим» в течение многих лет производило холостые и газовые патроны калибра 9 мм РА. Кроме того, в конце 90-х годов прошлого века ФГУП «Ижевский механический завод» был разработан газовый пистолет калибра 9 мм РА на базе пистолета Макарова. Несмотря на то, что серийное производство этих пистолетов так и не началось, опытные образцы пистолета успешно использовались в ЗАО «Техкрим» для испытаний холостых и газовых патронов.

В качестве резиновой пули для травматического патрона я использовал резиновую пулю диаметром 10 мм, применяемую ЗАО «Техкрим» для снаряжения травматических патронов к гладкоствольному оружию калибра 410. Марка пороха выбиралась из числа порохов, используемых для снаряжения холостых и газовых патронов. В качестве упаковки для травматических патронов я использовал имеющиеся в ЗАО «Техкрим» поддон и крышку для холостых и газовых патронов калибра 9 мм РА.

Существовали некоторые сомнения в правомерности использования патрона калибра 9 мм РА в качестве патрона травматического действия в связи с тем, что калибр 9 мм РА в Таблицах ПМК рассматривается как калибр сигнального оружия. Однако детальное изучение Материалов ПМК подтвердило отсутствие ограничений для патрона калибра 9 мм РА. В соответствии требованиями ПМК, сигнальное оружие должно исключать возможность стрельбы твердыми метаемыми элементами, при этом для патронов никаких ограничений не установлено. В соответствии с методологией ПМК, патроны соответствуют требованиям ПМК при условии соответствия размеров и максимального давления пороховых газов размерам и давлению, указанным в Таблицах ПМК для патронов соответствующего калибра.

Разработка травматического комплекса началась в конце лета 2003 года совместными усилиями ФГУП «Ижевский механический завод» и ЗАО «Техкрим». Большое внимание разработке травматического комплекса придавали Генеральный директор ФГУП «Ижевский механический завод» Николай Павлович Парфенов и директор ЗАО «Техкрим» Владимир Матвеевич Соколов. Непосредственное руководство разработкой осуществлял главный конструктор завода Александр Ушерович Дорф.

Первые же испытания подтвердили невозможность обеспечения функционирования механизма перезаряжания пистолета при стрельбе патронами с резиновой пулей без замены ствола. Отечественный и зарубежный опыт использования самозарядного оружия при стрельбе малоимпульсными патронами предполагает необходимость использования ствола с уменьшенным сечением с целью создания дополнительного сопротивления при движении метаемого элемента. Мной сразу было предложено изготовление экспериментального образца пистолета с увеличенным диаметром канала ствола и внутренней резьбой со стороны дульной части, обеспечивающего возможность завинчивания в ствол сменных вкладышей различной конфигурации. Для плавного вхождения пули в канал ствола уменьшенного диаметра мной было предложено несколько вариантов сменных вкладышей с различными углами конических сужений со стороны патронника.

Изготовление пистолетов и проведение испытаний было поручено начальнику бюро отдела главного конструктора ФГУП «Ижевский механический завод» Петру Сергеевичу Ившину и стрелку-испытателю Владимиру Георгиевичу Передвигину. Первые же испытания показали, что мы на верном пути. Один из вариантов вкладыша с коническим сужением со стороны патронника обеспечил безотказную работу механизма перезаряжания пистолета с максимальной скоростью затвора, близкой к оптимальной. В последующем эта конструкция в неизменном виде была использована в модели служебного травматического пистолета МР-471 калибра 10×23Т.

Опытный образец пистолета с патронами был отправлен в экспертно-криминалистический центр МВД России, однако испытаний на соответствие криминалистическим требованиям не прошел. Разработанная конструкция не соответствовала требованию невозможности стрельбы твердым метаемым элементом. Эксперты МВД России установили, что замена резиновой пули на свинцовую не приводит при выстреле к разрушению пистолета, свинцовая пуля деформируется при прохождении через канал ствола, но вылетает с высокой энергией.

Конструкторы ФГУП «Ижевский механический завод» вынуждены были изменить конструкцию ствола. Для исключения возможности стрельбы твердым метаемым элементом был разработан ствол с двумя прорезями, расположенными на небольшом расстоянии друг от друга сверху и снизу ствола. Через прорези впаивались вставки, выступающие внутрь канала ствола и образующие ствольные сужения, в значительной мере перекрывающие сечение канала ствола. Проведенные испытания подтвердили соответствие пистолета криминалистическим требованиям, однако внесенные изменения существенно усложнили конструкцию ствола. Кроме того, измененная конструкция ствола потребовала существенного увеличения энергии патрона для компенсации потерь энергии пули при прохождении ствольных сужений.

В дальнейшем технология изготовления ствола была изменена. С целью снижения трудоемкости изготовления, ствольные сужения образовывались в результате формирования углублений на наружной поверхности ствола.

При проведении медико-биологических испытаний в уполномоченной организации Министерства здравоохранения была разрешена энергия пули 26 Дж. Установленное ограничение энергии вызвало возмущение. Ничтожная эффективность воздействия легкой резиновой пули при такой энергии была совершенно очевидна и никак не согласовывалась ни со здравым смыслом, ни с мировым опытом, ни с разрешенной энергией пули пистолета «Оса» (112 Дж для тяжелой стальной пули при первичной сертификации). Вопиющее несоответствие результатов медико-биологических испытаний, полученных в одной и той же организации, одними и теми же людьми, свидетельствовало или о полной некомпетентности, или о предвзятости и вовлеченности в конкурентную борьбу. Получила дополнительное подтверждение острота проблемы несовершенства методики и необъективности результатов медико-биологических испытаний травматического оружия в уполномоченной организации Министерства здравоохранения.

В связи с требованиями действовавшего на тот момент российского оружейного законодательства, не предусматривавшего возможность оборота пистолетов и револьверов травматического действия, пистолет был сертифицирован в качестве газового пистолета с возможностью стрельбы резиновыми пулями. Существовали некоторые сомнения, связанные с сертификацией пистолета в качестве газового оружия, однако возможность использования пистолета для стрельбы холостыми и газовыми патронами калибра 9 мм РА и соответствие требованиям безопасности к газовому оружию были подтверждены всеми необходимыми испытаниями.

Несмотря на предельно сжатые сроки, разработка патронов и оружия проводилась на высоком уровне. К разрабатываемому травматическому комплексу предъявлялись достаточно жесткие требования, заимствованные из требований к боевому оружию. При разработке ставилась задача обеспечения работоспособности комплекса в широком диапазоне температур, для этого в травматических патронах использовалась дорогостоящая пуля из высококачественной резины с высокой стабильностью температурных характеристик.

Модель пистолета получила наименование «Макарыч» ИЖ-79 (МР-79-9Т). С первого дня продаж пистолет и патроны пользовались ажиотажным спросом. Торговым компаниям в комплекте к пистолету отпускалось не более 10 патронов. В магазинах пистолет и патроны продавались по ценам в 5-10 раз превышавшим цены производителей. Представители торговых компаний буквально умоляли ЗАО «Техкрим» продать им несколько сотен или хотя бы десятков патронов. Можно с уверенностью утверждать, что появление травматического комплекса произвело революцию на оружейном рынке России. По крайней мере в течение первого года, до частичного насыщения рынка, ФГУП «Ижевский механический завод» и ЗАО «Техкрим» не в состоянии были удовлетворить потребность в оружии и патронах, несмотря на мобилизацию всех ресурсов.

Следует упомянуть о претензиях, предъявлявшихся ФГУП «Ижевский механический завод» в связи с использованием в конструкции пистолета технических решений, защищенных патентами. Как непосредственный участник всех событий, связанных с разработкой травматического комплекса, я могу с полной уверенностью утверждать об отсутствии каких-либо оснований для подобных претензий. Все технические решения, использованные в конструкции травматических пистолетов, были найдены конструкторами ФГУП «Ижевский механический завод». На момент изготовления опытных образцов, проведения соответствующих испытаний и подготовки производства пистолета, не было и не могло быть никаких публикаций и сведений, способных поставить под сомнение новизну технических решений, найденных конструкторами завода.

В очень скором времени были проведены повторные медико-биологические испытания, по результатам которых разрешенная энергия патронов была увеличена до 35 Дж. Эта энергия также была недостаточна для эффективного воздействия легкой резиновой пули. В сети интернет владельцы пистолетов делились опытом по увеличению энергии пули путем различных сомнительных манипуляций с оружием и с патронами. Наиболее продвинутые владельцы пистолетов для оценки эффективности воздействия резиновой пули вылавливали на улицах бомжей, одевали их в телогрейки, поили водкой и стреляли в ягодицы, после чего размещали в сети интернет фотографии с соответствующими комментариями.

Через непродолжительное время были проведены еще одни медико-биологические испытания, по результатам которых разрешенная энергия патронов была увеличена до 50 Дж. Эта энергия в большинстве случаев обеспечивала необходимую эффективность воздействия при одновременном соответствии требованиям безопасности. Однако стало ясно, что это далеко не предел, и что организация, уполномоченная Министерством здравоохранения на проведение медико-биологических испытаний, готова бесконечно увеличивать разрешенную энергию. Впоследствии была разрешена энергия 70 Дж, потребовавшая внесения изменений в конструкцию пистолета, направленных на повышение прочности и уменьшение сопротивления при движении пули по каналу ствола путем уменьшения высоты ствольных сужений и увеличения расстояния между ними.

Накопленный опыт позволил ЗАО «Техкрим» в короткие сроки организовать производство травматических патронов европейских калибров 10×22Т и 380 ME Gum, а также травматического служебного патрона калибра 10×23Т, разработанного на базе удлиненной гильзы патрона калибра 9 mm Luger. Одновременно была разработана новая универсальная упаковка, вмещающая 20 патронов калибров 9 мм РА, 10×22Т, 380 ME Gum, 10×23Т, представляющая собой пластмассовый поддон, помещенный в картонную коробку. ФГУП «Ижевский механический завод» расширил модельный ряд травматического оружия и организовал производство травматического пистолета ИЖ-78 (МР-78-9Т) на базе пистолета ПСМ.

В 2005-2007 годах производство травматического оружия и патронов было организовано многими производителями как в России, так и за рубежом. Возникла конкуренция, естественным образом уменьшившая долю рынка ижевских производителей. Несмотря на огромную популярность ижевского пистолета и патронов, в 2007 году было принято решение о разработке травматического комплекса увеличенного калибра. При этом учитывалась, что в сознании потребителя увеличение калибра патрона и оружия неразрывно ассоциируется с увеличением эффективности.

Разработка оригинальной гильзы для нового патрона требовала значительных затрат времени и финансовых средств. Мной было принято решение разработать новый патрон на базе стандартной гильзы к патрону калибра 45 Auto с диаметром резиновой пули 13 мм и с присвоением новому калибру обозначения 45 Rubber. Увеличение калибра патрона потребовало внесения существенных изменений в конструкцию пистолета Макарова. После решения всех технических вопросов началось производство модели пистолета МР-80-13Т. В дальнейшем ФГУП «Ижевский механический завод» организовал производство травматического пистолета МР-353 калибра 45 Rubber на базе пистолета Ярыгина.

Разработанные в ЗАО «Техкрим» травматические патроны калибров 9 мм РА и 45 Rubber получили широчайшее распространение в России. Объем продаж патронов этих калибров в тысячи раз превысил объем продаж патронов всех остальных калибров вместе взятых. В России не получили распространения травматические патроны и оружие европейских калибров 10×22Т и 380 ME Gum, при этом патроны и оружие других калибров производились в ничтожно малых количествах.

В 2010-2011 годах уже были сертифицированы модели травматического оружия и патронов с запредельной энергией 120-130 Дж. Соответственно резко возросло количество публикаций о фактах причинения тяжкого вреда здоровью и гибели людей в результате применения травматического оружия. Высшее политическое руководство государства потребовало упорядочить оборот травматического оружия. В результате в 2011 году в Федеральный закон «Об оружии» были внесены изменения, направленные на легализацию и упорядочение оборота травматического оружия. В перечень гражданского оружия самообороны было внесено огнестрельное оружие ограниченного поражения с максимальной энергией пули 91 Дж. Изменения в оружейном законодательстве позволили заполнить многолетний правовой вакуум, связанный с оборотом травматического оружия и патронов к нему. Кроме того, законодательное ограничение максимальной энергии пули позволило исключить из процесса сертификации полностью дискредитировавшую себя организацию Министерства здравоохранения, уполномоченную на проведение медико-биологических испытаний травматического оружия. Можно понять производителей, стремящихся получить конкурентные преимущества за счет увеличения эффективности воздействия травматического оружия, но невозможно понять и оправдать организацию, призванную контролировать безопасность такого оружия и с готовностью разрешающую травматическое оружие со смертельно опасными параметрами.

Высокий технический уровень разработки травматических патронов подтверждается полученными патентами на изобретения № 2348892 «Травматический патрон» и № 2351891 «Способ снаряжения травматических патронов». Калибры травматических патронов 10×23Т, 45 Rubber и 12/35T, разработанные в ЗАО «Техкрим», были внесены в Таблицы ПМК.

Разработка ижевскими оружейниками травматических комплексов представляет собой один из самых ярких примеров успешного взаимодействия производителей оружия и производителей патронов, способных совместно решать самые сложные задачи. В кратчайшие сроки и при минимальных затратах ижевские оружейники организовали производство принципиально нового и высоко востребованного для России вида оружия. Ижевские разработки были скопированы множеством производителей как в России, так и за рубежом, однако никому из не удалось создать оружие, способное конкурировать с ижевскими пистолетами.

Наибольший личный вклад в разработку травматического комплекса внесли сотрудники ФГУП «Ижевский механический завод»:

  • главный конструктор Александр Ушерович Дорф;
  • начальник бюро отдела главного конструктора Петр Сергеевич Ившин;
  • стрелок-испытатель Владимир Георгиевич Передвигин,

и сотрудники ЗАО «Техкрим»:

  • конструктор Иван Олегович Медведев;
  • конструктор Михаил Александрович Кащеев.

Эти воспоминания я посвящаю памяти моих коллег и товарищей Михаила Александровича Кащеева и Александра Ушеровича Дорфа.